1941. В годы Великой Отечественной войны

1941. В годы Великой Отечественной войны

Мурманская область в первый же день войны была объявлена на военном положении. В городских и районных военных комиссариатах началась мобилизация военнообязанных. Сформированные контингенты тут же отправлялись на фронт и на пополнение флота.

Все мобилизационные мероприятия в области проводились в обстановке огромного патриотического подъема, незыблемой уверенности мурманчан в правоте своего дела, в победе над врагом.

Одновременно с мероприятиями мобилизационного плана проводилась эвакуация части гражданского населения и ценного оборудования в глубь страны. Вывозили детей, женщин, ибо начались систематические авианалеты, появились убитые, раненые. Вывозили запасы стратегического сырья, оборудование комбината «Североникель», треста «Апатит», агрегаты гидростанций Туломы и Нивы. Эвакуация велась и по железной дороге - было отправлено более 8 тысяч вагонов с людьми и грузом, и морем - в Архангельск ушло более 100 пароходов с оборудованием.

Население областного центра сократилось до 35 тысяч человек.

Особое внимание уделялось в этот период сооружению оборонительных рубежей на подступах к Мурманску и Кандалакше, обучению всего населения военному делу. На военно-строительные работы в тылу 14-й армии было мобилизовано около 30 тысяч человек.

По примеру Москвы и Ленинграда на Кольском полуострове началось формирование частей народного ополчения, в которые вошло более 13 тысяч человек. Свыше 3500 бойцов насчитывалось в восьми истребительных батальонах и шести отдельных ротах, созданных для борьбы с вражескими парашютистами.

Создавались на Кольском полуострове и хорошо подготовленные боевые резервы, своевременно пополнявшие ряды действующих армий. Во всех населенных пунктах имелись пункты всеобуча, группы самозащиты.

Все сказанное в полной мере относится и к портовикам. Многие из них ушли в первые дни и месяцы войны на фронт, другие пополнили ряды бойцов ополчения, истребительных отрядов. Боевых кораблей Северного флота едва хватало, чтобы перерезать путь немецкому флоту, рвущемуся к подходам на Кильдин, Полярный, Архангельск, Мурманск. И тогда на помощь военным морякам пришли рыбаки.

С начала войны перестройку на военный лад портовики вели собственными силами, работая и за тех, кто ушел на фронт. Оставшиеся проявляли высокую сознательность, трудолюбие, смелость - все те качества советских людей, которые позволили обеспечить круглосуточную обработку судов в условиях прифронтового города. Коллектив рыбного порта делал все возможное для снабжения рыбой бойцов Красной Армии и краснофлотцев, героических защитников и жителей блокадного Ленинграда.

«Иногда мы и сами удивлялись, - вспоминал ветеран-портовик Александр Сергеевич Храповицкий, - откуда брались силы. Подводя, скажем, »итоги« очередного вражеского налета, прикидывали по всем мыслимым и немыслимым нормам: сколько же потребуется времени на ликвидацию последней очередной фашистской бомбежки? Получалось, допустим, десять суток... Работаем не жалея сил, и чаще всего под бомбежками. Справляемся за двое суток...»

Первые военные месяцы далекого и незабываемого для людей старшего поколения 1941 года стали временем не только тяжких испытаний, но и закалки портовиков. Расчеты врага на интенсивные деморализующие бомбовые удары по Мурманску и его причалам не оправдались. Хотя личный состав порта сократился в пять раз, это не отразилось на объеме работ.

В первом грузовом районе оставалось всего 19 портовых рабочих. Об их героическом труде при непрекращавшихся в первые два военных года бомбежках можно судить хотя бы по таким примерам. До войны порт не принимал у своих причалов суда торгового флота. В суровую же для Родины годину пришлось заниматься и обработкой транспортов. Тех самых, на которых союзники доставляли вооружение, боеприпасы, продовольствие. Это оказалось нелегким делом. Для выгрузки судов по схеме «борт судна - вагон» потребовалось в срочном порядке проложить вдоль кромки причалов рыбного порта железнодорожную ветку. И это в тех условиях!..

«Рабочие нашего железнодорожного хозяйства, - рассказывал перед уходом на пенсию его начальник Измаил Аюпович Сулякаев, -выполнили эту работу раньше установленного командованием срока. Подручным материалом служили металлолом, рельсы и шпалы, снятые с тупиков. Все делалось вручную. Разрушаемые вражескими бомбами пути тут же восстанавливались. Участники строительства новой железнодорожной ветки были удостоены высоких правительственных наград».
Не считаясь со временем, без скидки на военный быт и нужду все годы войны трудились в порту женщины: разгружали суда, готовили их к промыслу, снабжали углем, солью, льдом. Документы той военной поры сохранили имена замечательных тружениц. В условиях прифронтового города самоотверженно работали докеры Батурина, Великанова, Кузнецова, Худякова и многие другие. Только за 1942 год они погрузили на суда 36 тысяч тонн угля, соли, льда, продуктов, не считая вооружения траулеров и боеприпасов.

В этой связи вспоминается один разговор, который состоялся в середине 70-х годов, когда Мурманский рыбный порт весной посетила делегация профсоюза канадских рыбаков. Высокий седеющий рыбак поинтересовался, работают ли сейчас на портовской угольной базе женщины. Когда руководители рыбного порта спросили, почему его это интересует, канадец пояснил, что в начале войны он бывал в Мурманске. Их транспорт тогда бункеровался на угольной базе, и экипаж постоянно восхищался самоотверженной работой русских девушек и женщин. Растроганный воспоминаниями, бывший военный моряк не скрывал ни дрожи в голосе, ни повлажневших глаз.

Да, история порта хранит немало славных имен, добрую славу целых рабочих коллективов. Так, бригады докеров, которыми руководили Е. Е. Ордин и П. В. Сучков, постоянно выполняли сменные задания на 140 и более процентов.

Настоящий трудовой энтузиазм и героизм проявляли все работники порта. Закономерно, что коллектив порта в годы войны неоднократно награждался за достижение высоких показателей во Всесоюзном социалистическом соревновании.

С первых дней войны вся молодежь ушла на фронт. Из незначительного количества оставшихся рабочих были созданы аварийно-восстановительная, железнодорожная и другие команды. Многие рабочие были переведены на казарменное положение. Места уходящих на фронт, как и на всех предприятиях, в порту заняли их жены, сестры и матери. Многие рабочие, считавшие себя уже нетрудоспособными, вернулись обратно на производство.

Порт быстро перестроил свою работу на военный лад. Все было подчинено единой цели - помогать фронту, единому стремлению - самоотверженным трудом ускорять победу над врагом.

В последние дни июня и весь июль 1941 года шла напряженная работа по разгрузке отозванных с промысла кораблей и передаче их в состав Северного Военно-морского флота. Многие корабли, как и люди, меняли свою профессию с гражданской на военную.

День и ночь портовики совместно с командами судов выгружали и увозили за пределы порта промысловое вооружение, а взамен его завозилось и устанавливалось другое вооружение, которое впоследствии наносило ощутимые удары по врагу.

Война потребовала полностью изменить технологию всех производственных процессов. И это изменение решалось и за столами конструкторов, технологов и чертежников, и сразу на рабочих местах - усилием и умом простых тружеников в содружестве с инженерно-техническими работниками.

В августе 1941 года угольная база порта начала снабжать углем боевые корабли Северного флота. Тачки были заменены транспортерами, железнодорожными и гусеничными кранами, почти в пять раз сократились сроки погрузки угля.

Коллектив другого участка в это же время готовил около рыбзавода N 3 причалы к приему транспортных судов, доставляющих вооружение, боеприпасы и продовольствие от союзников. Шел демонтаж двух рыбоперегружателей, прокладывались железнодорожные пути на причалах, подкрановые пути, проводилось энергоснабжение. Особую смекалку и изобретательность проявили на этих работах начальник угольной базы А. А. Александров, слесарь порта Левчук, мастер железнодорожного хозяйства И. А. Сулякаев и другие.

В этом же августе 1941 года, пытаясь захватить Мурманск, немецкие захватчики подвергли город интенсивной бомбардировке. Многие бомбы разорвались около рыбного порта и на его территории. Был выведен из строя главный водопровод. Около котельной N 3 бомбы разбили канализацию, разрушили часть фильтрозавода и санузел. Погибло двое рабочих, рабочему Павлову осколком бомбы оторвало правую руку.

Двое суток без отдыха шла напряженная работа по восстановлению главного водовода и канализации. Двое суток для питания котлов на действующую котельную завозили воду бочками и цистернами. Это было первым экзаменом для портовиков, и они его выдержали с честью.

Любой ценой необходимо было сохранить все коммуникации и гидротехнические сооружения порта. Оставшееся неустановленное оборудование порта и других рыбоорганизаций и часть демонтированного с предприятий подлежало немедленной эвакуации в глубокий тыл.

Круглосуточно на портовские железнодорожные пути подавались составы для погрузки оборудования, с этих же путей каждый день отправляли составы с женщинами, детьми и стариками, эвакуировавшимися из Мурманска.

В конце августа порт почти опустел. У причалов остались несамоходные и ремонтные корабли. Действующий флот был рассредоточен в разных местах Кольского залива, на побережье, а часть ушла в Архангельск.

Рабочие порта занимались восстановительными работами, грузили в вагоны промышленное оборудование, промысловое вооружение, загружали суда и отправляли к линии фронта продовольствие и боеприпасы.

Невзирая на трудные условия военного времени и возникшую опасность в районе промысла добыча рыбы не прекращалась. Рыба нужна была фронту и стране.

До декабря вся продукция, выловленная промысловыми судами, доставлялась в Архангельск. Декабрьские морозы закрыли доступ кораблям в Архангельский порт, и корабли с наступлением нового 1942 года с промысловых районов опять взяли курс на Мурманск.

31 декабря 1941 года город снова подвергся бомбардировке с воздуха. Были разрушены железнодорожные пути около центрального въезда в порт. Железнодорожная группа встречу Нового года провела на восстановительных работах.

Новый год принес новые огорчения. С наступлением холодов кончился уголь. Котельная N 2 прекратила работу. Котельная N 1, работавшая на древесных отходах, обеспечивала подачу тепла только в магистрали причалов N 3, 4, 5 и 6. Чтобы не допустить разморозки водопровода, по магистрали причала N 2 тепло подавалось через шланги и медные трубы с буксиров «Портовик» и «Норд-Вест».

Отопление помещений прекратилось. На голодный топливный паек переводили все вспомогательные суда порта и несамоходный флот. Своими силами стали изготавливать и устанавливать в помещениях цехов и на ремонтных судах временные печи и камельки с древесным отоплением. Котельную N 3 также начали переделывать на дровяное отопление.

Участились бомбежки города и порта. На восстановительные работы в помощь аварийно-восстановительным командам пришлось снимать экипажи с кораблей, стоящих у причалов и на рейде.

Для защиты порта Северным Военно-Морским флотом был направлен военный корабль СКР «Гроза» с постоянным базированием у причалов. Экипаж этого корабля под командованием капитан-лейтенанта М. Н. Моля своей огневой мощью иногда расстраивал боевые порядки немецких «юнкерсов», но отдельные самолеты, прорываясь сквозь его заградительный огонь, причиняли порту много вреда. Часто разрушались водопровод, канализация, линии связи и электропередачи, железнодорожные пути и другие объекты.

Железнодорожная аварийно-восстановительная команда, насчитывая 28 человек, в том числе две трети женщин, не только справлялась с восстановлением разрушенных путей, но и строила новые пути, формировала и своевременно отправляла из порта груженые составы.

У рыбного порта остались в основном малокаботажные суда, моторные рыболовецкие и транспортные боты, шхуны, буксиры. Из них был сформирован военизированный транспортный отряд, состоявший из отдельных дивизионов под командованием И. Савенова, А. Пакулина, И. Кривова, К. Баталяхина. Команды этих судов начали выполнять боевые задачи. Они доставляли на фронт, на полуостров Рыбачий оружие, продовольствие, различного рода материалы, топливо, участвовали в десантных операциях, вывозили раненых в тыл. Необходимо отметить мотоботы «Зенит», «Вайда», «Рында», «Осьминог», «Снеток», «Айсберг», «Юпитер», «Пищестрой», «Байдунов», «Харлов» и другие19.

Их действия очень помогли защитникам Советского Заполярья, находившимся на полуостровах Рыбачий и Средний, которые с первых дней войны были отрезаны от Большой земли. Снабжение находящихся там боевых частей, эвакуация раненых могли осуществляться единственным водным путем - через Мотовский залив, где каждый метр акватории простреливался артиллерийскими батареями противника и авиацией. Но люди, хотя и знали об опасности, нависшей над их жизнями, выходили на судах, не приспособленных для военных действий, и мужественно выполняли свой долг. Они не считали себя героями, потому что так поступали тогда все.

Для приемки и обработки транспортных судов торговому порту были отданы причалы N 12-17. На этих причалах, как и на причалах торгового порта, строились склады, вступали в строй новые механизмы и краны, были оборудованы укрытия на 1400 человек.

Уполномоченным Государственного Комитета Обороны, ответственным за организацию перевозок военных грузов на Севере, в октябре 1941 года был назначен Герой Советского Союза И. Д. Папанин. От рыбного порта возглавлял работу Дочкин, от торгового порта -Кузьмин.

Первый караван судов союзников прибыл в Мурманск 11 января 1942 года. И в этот раз, и в другие приходы корабли обрабатывались быстро, несмотря на бомбардировки.

С 1942 года у причалов порта развернулась напряженная работа по выгрузке боеприпасов и вооружения из транспортов, на причалах были установлены два портальных и два железнодорожных крана. Чтобы осуществлять грузовые операции по прямому варианту «борт судна - вагон», представитель ставки Верховного командования И. Д. Папанин приказал срочно построить железнодорожные пути для подачи подвижного состава к борту выгружаемых судов. Работы шли и днем и ночью. Не хватало рельсов, не хватало креплений, шпал, стыки рельсов не были полностью скреплены болтами, отсутствовал балласт и не было транспорта для его подвоза.

Под руководством мастера Сулякаева ремонтные рабочие Розаков, Бикинеев, Золотавин, Лыков, переездники Юрьева, Патцина, Гастева, Силкова, Борисова и другие проявили большую изобретательность. Они разбирали концы тупиков в порту и ненужные тупики на 46-м километре и материал использовали на новые пути. Рельсы, шпалы носили вручную железнодорожники и другие рабочие порта.

Груженые боеприпасами составы должны были немедленно уходить с территории порта, так как во время налетов вражеской авиации малейшее промедление могло вызвать катастрофу. Одних путей не хватало. Пришлось строить вторые и третьи пути. На одних принимали и грузили порожняк, на других выполнялись маневровые работы, а третьи были резервом для погрузки и отправки составов с танками и самолетами.

Из-за бомбежек часто приходилось восстанавливать разрушенные пути. Работы не прекращались и во время налетов вражеской авиации. В один из таких налетов на трудовом посту погибли ремонтные рабочие Лыков и Золотавин.

Бомбежки, недостаток продовольствия, холод, темнота, нехватка материалов и другие лишения еще больше закаляли рабочих, превращая их в народных мстителей на трудовом фронте.

Чувствуя, что Мурманск не взять, фашистские изверги еще больше усилили налеты авиации, весь город и порт неоднократно пылали в огне. Прямым попаданием бомб были разрушены половина здания управления порта, два причала, потоплены стоявшие у них два корабля - «Водник» и «Семга», один из них - с рыбой. Погибло шесть портовых рабочих. У причалов, где выгружались транспорты, бомба разорвалась около железнодорожного крана N 15, повредив причал. Кран упал в залив. По чистой случайности крановщик успел выпрыгнуть и остался жив.

Одна бомба упала в котел первой котельной и не разорвалась. Чтобы обезвредить и спасти котельную, срочно пришлось вызвать саперов из соседней воинской части.

Прямым попаданием бомбы был разбит и подожжен базисный магазин по снабжению кораблей продовольствием. От зажигательных бомб загорелись материальные склады и деревянные ограждения порта. В нескольких местах были повреждены водопровод и железнодорожные пути. Разрушена столовая портовиков, связь и электросеть. В убежище около порта прямым попаданием двух бомб засыпало выход. Около 200 человек оказались в ловушке. От образовавшихся газов многие погибли. Портовики вместе с рабочими рыбокомбината и тралового флота, не считаясь с опасностью для жизни, спасали людей. Более шести часов разрывали засыпанное убежище, извлекая из него еле живых и задохнувшихся товарищей по работе. Среди погибших оказались главный капитан тралового флота Стаценко, главный инженер Булавин, групповой механик рыбного порта Трепов и многие другие. Порт похоронил в братской могиле 12 своих рабочих.

Налеты авиации участились. Иногда было 15-16 тревог в сутки, и почти все с бомбежками. Сутками не уходя из порта, даже во время налетов вражеской авиации, работали по восстановлению линий электропередачи электрики Савченко и Ермолин, а по восстановлению водопровода и канализации - слесари-водопроводчики Н. А. Морозов, К. С. Борзый, А. Е. Попков, Ф. Хуповец, И. М. Буров, Семчук и другие. При восстановлении 250 метров разрушенного водопровода около порта от осколков бомбы погиб слесарь Козлов и был ранен в ногу мастер Колыванов.

Снабжение действующих котлов водой из цистерн стало обычным явлением. Порт испытывал большую нужду в трубах, проводах, сантехнических и других материалах.

Личный состав пожарной команды порта с честью выполнял свой долг перед Родиной по охране народного достояния от огня. Отстаивая от пожаров промышленные сооружения и здания, расположенные в порту, приходилось пользоваться водой из Кольского залива, так как пожарные гидранты были сухими. Это вызывало большие трудности. Ликвидация пожаров часто производилась во время массированных налетов вражеской авиации. Рискуя жизнью, пожарные вели борьбу с возникающими пожарами на промышленных объектах и на кораблях. Отстаивая от огня коммуникации, на боевом посту погиб командир отделения Н. А. Сергеев.

Порт жил, боролся и работал. Ни на один день не прекращались грузовые операции и восстановительные работы. Многие рабочие были лишены крова, потеряли родных и близких, все свое имущество, но и это их не сломило. Весь коллектив жил одной семьей, помогая друг другу и материально, и морально, делясь друг с другом одеждой и кровом. Некоторых рабочих, потерявших жилье, пришлось поселить на заброшенные бесхозные парусные суда, строить для них на окраине города землянки, приспосабливать под жилье непригодные к эксплуатации железнодорожные товарные вагоны.

Управленческий аппарат переехал из порта на улицу Пушкинскую, в дом N 7. Часть ценных документов и имущества эвакуировали в Архангельскую область.

Возникли большие трудности в отправке груженых поездов из порта. «Юнкерсы» и «мессершмитты» после сброса бомбового груза на бреющем полете обстреливали из пулеметов рабочих и вагоны.

Первое время не знали, как обмануть врага, но потом научились. На второстепенных путях устанавливали негодные вагоны-порожняки (фальшвагоны), которые враг принимал за настоящие и бомбил их. На основных путях быстро грузили и отправляли рыбу и другие грузы к линии фронта и в глубь страны. Зная, какой дорогой ценой, иногда ценой своей жизни, моряки добывают и доставляют в порт рыбу, портовики принимали все меры, чтобы сохранить эту продукцию и отправить ее воинам и труженикам тыла без малейших потерь.

Прибавилось в порту хлопот и другого плана: надо было снабжать береговые предприятия электроэнергией, паром, горячей и холодной водой.

Портовикам доверили и очень важную боевую операцию - проводку через зону боевых действий каравана промысловых судов с эвакуированным оборудованием. С этой задачей портовики справились блестяще. Народный комиссар рыбной промышленности СССР А. А. Ишков приказом от 4 августа 1941 года отметил мужество и находчивость участников операции, особенно главного капитана порта Константина Андреевича Соболева и капитана траулера «Зубатка» Савенова.

В годы войны портовики активно участвовали во всех инициативах мурманчан - в сборе черного и цветного металлолома, средств на сооружение самолетов и танков, теплых вещей для фронтовиков. Коллектив рыбного порта единодушно решил ежемесячно отчислять в Фонд обороны однодневный заработок. Только за счет такого рода вкладов трудящиеся Мурманска передали в Фонд обороны к февралю 1943 года 40 миллионов рублей.

В ноябре 1941 года рабочие и служащие области перечислили из своего заработка 2,8 миллиона рублей на создание авиаэскадрильи «Комсомолец Заполярья». Более миллиона рублей было собрано на эскадрилью самолетов «Советский Мурман». Деньги мурманчан шли и на строительство танковой колонны «Белый медведь», и на строительство подводных лодок и торпедных катеров.

Трудящиеся области сдали в Фонд обороны 15,4 кг золота, 23,6 кг серебра. А всего за годы войны от них поступило более 65 миллионов рублей. Бойцам Красной Армии было отправлено более 60 тысяч индивидуальных подарков, передано 17 тысяч теплых вещей.

Во второй половине 1942 года порт получил от союзников рельсы и первый паровоз. Паровоз оказался большим - радиус железнодорожных путей, идущих от причала вглубь территории порта, не позволял поставить его на рельсы. Обстановка требовала быстрой его разгрузки, а тут встретились такие трудности. Пришлось срочно строить под передние скаты металлические санки и на них выводить его из радиуса кривых на прямые пути. Этот опыт позже применяли при разгрузке последующих локомотивов.

Для снабжения углем промысловых и портовых судов, а также котельных возникла срочная необходимость построить в районе котельной N 2 железнодорожные пути с выходом на причалы, по ним маршруты с углем должны были поступать непосредственно в порт. Из-за отсутствия балласта подбивку полотна пришлось делать углем.

Пути и специальные бункерные приспособления строили и во время бомбардировок. Порт потерял еще одного рабочего. От прямого попадания бомбы сильно разрушило причал, у которого разгружалось судно союзников. Аварийно-восстановительная команда, руководимая К. А. Ивановым и И. А. Сулякаевым, трое суток не уходила с работы, восстанавливая причал и железнодорожные пути.

Поврежденные свайные крепления заменили ряжевой рубкой, так как для забивки свай порт не имел копра, да и свайного леса не было. Получив рельсы, железнодорожники порта после окончания строительства одного пути для переработки угля, начали строительство тупика для подачи угля к центральной котельной. Работы пришлось выполнять в вечерние и ночные часы, так как днем участок возле котельной вражеская авиация бомбила и обстреливала.

Не успели закончить строительство, как тупик в двух местах был разрушен. Образовавшиеся воронки пришлось забивать шпалами, которые готовили своими силами для сооружения путей.

За героический и самоотверженный труд по строительству железнодорожных путей в труднейших условиях военного времени мастер И. А. Сулякаев был награжден орденом «Знак Почета», именем этого неутомимого труженика был назван железнодорожный тупик около центральной котельной. Высоких государственных наград были удостоены многие рабочие и инженерно-технические работники порта.

Гитлеровские захватчики, окончательно потеряв надежду на захват Мурманска, подвергли город варварской бомбардировке. Они пытались полностью уничтожить жилой фонд и промышленные объекты и посеять панику среди населения. Только на рыбный порт было сброшено более 250 фугасных и 11000 зажигательных бомб.

В апреле во время массированного налета на порт возник большой пожар на двух кораблях с оборонными грузами. Корабли в своих трюмах имели 90 тонн динамита, Каждую секунду можно было ожидать страшного взрыва, который уничтожил бы не только корабли, но и весь порт. Под руководством бывшего начальника порта Сидоренко и его заместителя Соболева работники порта Белов, Бирюков, Опякин, Чемухин, Уханов, Одинцов и другие под непрерывной бомбежкой и обстрелом с воздуха за семь часов ликвидировали пожар. При тушении этого пожара смертью храбрых погиб пожарный инспектор Михаил Андреевич Евдокимов.

Пожарные и работники медико-санитарной службы в огне и дыму находили раненых, выносили их в безопасные места и оказывали первую помощь. Особо проявила себя медицинский работник А. С. Турова. Позже эта отважная женщина погибла на боевом посту и была посмертно награждена орденом Ленина.

При тушении пожаров отличились работники пожарной охраны порта - командир взвода Галаев, командир отделения Яковлев, инспектор Тульчинский, боец Ворчук; шоферы Рубейкин, Басов, Воронин, Хворостухин; портовые рабочие Пискун, Гарбут, Мочалов, Булькова, Колесникова, Андреев, Сучков, Харинов и многие другие. Героическая защита от огня и разрушений стали насущной задачей всего коллектива порта.

Правильная расстановка сил и механизмов создавала условия для круглосуточной работы. Даже в очень трудные дни портовики грузили маршруты рыбой и отправляли их героическим защитникам Ленинграда, находящимся в кольце блокады. Один из первых маршрутов сопровождали лучшие люди рыбного Мурмана, в том числе и начальник тралового флота, прославленный капитан Г. Г. Тисленко. Во время войны по его инициативе из всех предприятий рыбной промышленности Мурманска была создана единая база военизированного тралового флота. Под руководством Тисленко рыбная промышленность успешно справлялась с поставленными задачами и бесперебойно обеспечивала фронт и тыл рыбой и рыбными товарами.

Тисленко мужественно отстаивал объекты от огня и разрушений. Во время одного массированного налета вражеской авиации из штаба города передали, что горит вся южная часть города. Не теряя ни минуты, Тисленко сформировал группу людей и под обстрелом авиации бегом направился к месту пожара, чтобы отстоять единственный в городе банно-прачечный комбинат, обслуживающий предприятия рыбной промышленности. Живым конвейером в течение нескольких часов подавалась ведрами и тазами вода из ручья. В ход было пущено все: ломы, лопаты, земля. На многих загорелась одежда, рядом рвались бомбы, но работа не прекращалась ни на минуту, объект был спасен.

Подобное произошло и с домом N 7 по улице Пушкинской, где находились управленческие аппараты флота, порта и мастерская точной механики. Во время бомбежки возник пожар в двух местах. Вскоре весь дом был объят пламенем. Для тушения его не было воды. Нужно было срочно спасать дорогостоящее имущество мастерской точной механики, документы и инвентарь управлений флота и порта и отстаивать дом от пожара. Как и прежде, в действие были пущены ведра, тазы и даже кастрюли из столовой N 4. Воду черпали в подвале и заполненных дождевой водой воронках. Тисленко организовал работу так, что одна группа людей тушила пожар, вторая спасала имущество. И дом, и имущество отстояли.

Наступивший 1943 год не принес облегчения. Увеличились трудности с питанием. Весной порт организовал возделывание индивидуальных огородов и посадку картофеля. В мае была отправлена экспедиция к Семи Островам на сбор птичьих яиц. Команды промысловых судов, свободные от вахт в море, занимались ловом птицы - глупышей, которых сдавали в столовую. Эта птица в умелых руках поваров превращалась в хорошее блюдо из «дичи». Приходилось добывать и варить морскую капусту.

Все эти мероприятия немного улучшили положение с питанием, но порт постигло другое горе. Снова кончился уголь, и поставка его прекратилась. Возникла угроза срыва отправки траулеров на промысел и остановки котельных. Некоторые запасы угля сохранились в Кандалакше, но там не оказалось рабочих для его отгрузки. Было принято решение из имеющихся 47 человек в первом участке порта половину отправить в Кандалакшу на погрузку угля. Несмотря на трудности с жильем, рабочие порта Харинов, Андреев, Пискун, Огальцов и другие (под руководством прораба П. В. Сучкова) в течение двух месяцев творили чудеса. Каждый день грузили вручную и отправляли из Кандалакши в Мурманск по 10 крытых вагонов с углем. Но всетаки тепла не хватало, чтобы обеспечить нужды берега и флота. Поэтому в районе Кицы и Мурмашей портовики совместно с привлеченным населением организовали заготовку и вывоз дров.

Бомбежки не прекращались. Полностью был разбит соляной склад на первом причале, повреждена электростанция порта, в районе четвертого железнодорожного поселка был разрушен главный водопровод, питающий порт водой. Порт снова оказался без воды.

В нескольких местах были повреждены железнодорожные пути, электросеть и связь, один рыбоперегружатель.

Чтобы не останавливать работу всех предприятий, находящихся в порту, подачу воды организовали с водопровода судоремонтного завода Минморфлота.

Быстро восстановили железнодорожные пути. Погрузку судов солью пришлось производить с автомашин на всех причалах. Весь коллектив испытал большую тревогу, когда бомба упала на нефтебазу порта. Возникший пожар создавал угрозу не только для порта, но и для населения, живущего на улице Траловой и в районе четвертого железнодорожного поселка. Для ликвидации пожара были мобилизованы специальная группа пожарного подразделения, аварийно-восстановительная команда и весь коллектив портовиков. Были приняты все меры, чтобы не допустить взрыва емкостей с горючим и большого пожара.

Работа порта строилась так, чтобы все звенья были взаимосвязаны. При отсутствии грузовых операций грузчики участвовали в восстановительных работах, помогали железнодорожникам и водопроводчикам, строителям и электрикам, а когда к причалам подходили корабли с рыбой и другими грузами или требовалось срочно погрузить или разгрузить вагоны, грузчикам помогали все.

Находясь однажды в рыбном порту во время разгрузки английского транспорта, сотрудник Британского посольства Эдуард Бонд поразился, увидев, как женщины энергично работали на восстановлении железнодорожных путей, выполняя непосильную физическую работу. Он сказал: «Таких победить невозможно».

В дни Сталинградской битвы в Мурманской области с большим подъемом прошел стахановский месячник помощи защитникам города на Волге, начатый работниками судоверфи и подхваченный всеми производственными коллективами, в том числе и коллективом рыбного порта. В 1943 году организовывались стахановские вахты в порту в честь освобождения городов Харькова, Таганрога.

Мурманчане отправили в осажденный Ленинград три эшелона с рыбными продуктами. Первый из них был отправлен 29 января 1942 года, в самые тяжелые дни блокады. Его загрузили 101 тонной соленой рыбы, 52 тоннами сельди, 37 тоннами семги, 7,5 тонны рыбьего жира. Второй и третий эшелоны ушли 19 и 23 июля 1942 года.

А ведь с продовольствием было трудно и в самом Мурманске. Когда враг перерезал Кировскую железную дорогу, фактически прекратился подвоз продуктов питания в область. Требовалось обеспечить население местным картофелем, овощами, молоком. Пришлось срочно заниматься расширением посевных площадей, созданием крупных подсобных хозяйств, развитием индивидуального и коллективного огородничества.

Продовольственная проблема решалась и другим путем. Был организован отстрел лосей, диких оленей, куропаток, промысел рыбы во всех внутренних водоемах, сбор грибов, ягод, морской капусты, сбор яиц на Новой Земле. В 1942 году коллектив порта собирал ягоды и грибы, заготовлял веточный корм. Было собрано 1834 кг ягод и 96 кг грибов.

Когда на фронте сложилось тяжелое положение и полевые госпитали не успевали справляться с эвакуацией раненых, в санбаты пошли сотни девушек Мурманска - среди них и работницы порта. Когда не стало хватать крови для переливания раненым - на призыв «Все в ряды доноров!» откликнулись все, кто мог. Было отправлено на фронт 25368 литров крови.

Несмотря на все тяготы войны, мурманчане не унывали. «Полярная правда» тех лет сообщала о концертах и спектаклях, идущих на сцене мурманского театра, о проведении в городе Праздника Севера и просто лыжных соревнований.

Еще во время войны началось возрождение городов и поселков Заполярья, школ, больниц, домов, улиц. Только в Мурманске в 1943 году было восстановлено 35 тысяч квадратных метров жилья, две бани, несколько культурно-просветительных учреждений. По почину портовиков и судоремонтников все взрослое население города добровольно трудилось на восстановительных работах по 20-60 часов в месяц. За второе полугодие 1944 года трудящиеся Мурманска отработали миллион человеко-часов. Деньги, заработанные в это время, были переданы в Фонд обороны страны. Работали на восстановлении родного города и портовики. В сентябре 1944 года в рыбном порту был открыт детский сад на 40 мест.

Таков был вклад портовиков в общее дело борьбы с врагом.

Особое место в нем занимает подвиг бойцов МПВО порта. В первые же дни войны многие портовики ушли на фронт, пополнили экипажи траулеров, ставших сторожевиками Северного флота. А те, кто остался на родном предприятии, продолжали самоотверженно трудиться, вошли в состав дружин и команд местной противовоздушной обороны (МПВО). Очень скоро они стали закаленными бойцами. Учились приемам защиты от авиационного нападения, от химических атак (считалась реальной и такая угроза). Не жалели сил, чтобы подготовить укрытия, причем поближе к рабочим местам.

Оперативно и четко, решительно и безошибочно принимались меры по приведению предприятия в боевую готовность на всех производственных участках. Не считаясь со временем и усталостью, работали начальник порта А. А. Клобуков, начальник объекта МПВО старший лейтенант А. И. Сидоренко, комиссар порта П. А. Попов, комендант Пономарев и другие руководители. Они подбадривали портовиков, внушали им уверенность в том, что врагу никогда не видать Мурманск побежденным.

Неустанно заботились люди о повышении бдительности. Враг был не только жесток, но и коварен, мог пойти на любую подлость. В эти дни четко несли охрану территории порта, особенно рыбной продукции, бойцы Михайлова, Куроптев, Никоренко, Недошинский, Соколов.

В порту в этот период приводилось в рабочее состояние оставшееся оборудование, готовились помещения под мастерские, шла реорганизация служб управления и формирований МПВО. Возглавили это дело начальник порта А. А. Клобуков, сменивший затем его А. И. Сидоренко, начальник штаба МПВО А. П. Железнин, П. М. Михайлов (погрузочно-разгрузочный район), А. Ф. Малолетко (техническая служба), С. И. Дегтярев, Н. К. Мейке (энергетическая служба), Н. А. Уханов (пожарная охрана), Замашкин (аварийно-восстановительная служба).

Люди врастали в военный уклад жизни. Конечно, сказалась определенная подготовка предвоенного периода, когда все считали своим долгом заниматься в кружках Осоавиахима и ГТО, учились метко стрелять. Труженики предприятий рыбной промышленности имели определенные знания и практическую подготовку к противовоздушной обороне. Личный состав боевых формирований МПВО порта был укреплен комсомольцами. Они составляли костяк формирований и были надежными помощниками бойцов старших поколений.

Лето 1942 года было грозным. По официальным данным, на Мурманск фашистскими самолетами было сброшено 4100 фугасных и 181 тысяча зажигательных бомб. Немцы бомбили Мурманск с таким же диким ожесточением, какое видел разве только Сталинград.

Многому научили портовиков эти налеты. Уже после первого пожара штаб МПВО (возглавлял его тогда М. Б. Литвин), партийная организация (секретарь К. А. Александров), старший политрук Ульев совместно разработали мероприятия по максимальному сохранению людей и материальных ценностей порта. Все силы коллектива были направлены на осуществление намеченного.

Строились надежные укрытия, сносились ветхие строения, полуразрушенные дома. С территории порта было вывезено все, что могло гореть. Велась борьба с захламленностью, быстро убирались отходы бондарного производства, тара, устанавливались дополнительные водоразборные устройства, заготавливались подручные материалы для восстановительных работ.

При тушении пожаров, оказании помощи пострадавшим при ликвидации аварий отличились командиры отделений и взводов пожарной команды Л. А. Галаев, С. К. Кикшак, М. С. Яковлев, И. В. Федоров, бойцы А. Г. Козлов, Скусов. При восстановительных работах на разбитых причалах особенно отличились плотники Совин, Караманов, Мельников, Степанов; в мехмастерской - заведующий Тихонин, бригадир Данилов, старший мастер Пономарев, в котельных - кочегары Меменшев, А. В. Бойков и Березин.

Наблюдатели, несшие дежурство на высоких сооружениях в порту, вели специальные дневники МП ВО. В них день за днем фиксировалась воздушная и наземная обстановка. Воздушная тревога обозначалась в этих журналах - «ВТ». На июнь 1942 года приходится 93 «ВТ» -максимальное количество за весь период войны.

Портовикам пришлось испытать не только жестокость воздушных налетов. Враг нашел пути к причалам и по земле. Диверсанты сумели рассыпать в вагонах, поданных для транспортировки груза с транспортов союзных караванов, какой-то порошок, который воспламенялся от соприкосновения с ногами портовиков, носивших тяжелые пакеты со взрывчаткой. Охранник и один из грузчиков почти одновременно обнаружили голубой, стелющийся по полу вагона огонь. Не мешкая ни секунды, они сбили его снятыми фуфайками. К сожалению, не удалось установить имена этих людей.

Война не бывает без потерь. Отмечая Победу, портовики вспомнили тех, кто погиб на трудовом посту. Это боец команды управления А. Быкова, бойцы пожарной команды М. А. Евдокимов, Н. А. Сергеев, боец охраны Кузнецов, начальник медико-санитарной команды А. С. Турова. Этот список можно продолжить, но хочется особо рассказать об Александре Семеновне Туровой.

Она приехала в Мурманск по путевке ЦК комсомола Украины осенью 1939 года. Александра была хорошим специалистом и надежным товарищем. Ее избрали председателем месткома консервного завода.

Грянула война, и Шура вступила в ряды защитников Мурманска. За мужество и самоотверженность, проявленные во время налетов вражеской авиации и при ликвидации последствий вражеской бомбардировки приказом N 22 по МП ВО рыбного порта от 22 декабря 1941 года Александре Семеновне была объявлена благодарность и выдана денежная премия.

3 апреля 1942 года фашисты бомбили рыбный порт. Было разрушено здание рыбокомбината. От попадания вражеских бомб в судно союзников, стоявшее у причала, возник пожар в трюме. Пожарники героически сражались с огнем, а сандружинницы выносили на берег раненых.

Александра Турова, желая убедиться, что внизу никто не остался, спустилась в кормовую офицерскую каюту. Там оказалось два тяжело раненных офицера. Девушка вынесла одного из них, а за другим бросился секретарь комсомольской организации рыбокомбината Николай Опекин. Случайно он разбил фонарь и потерял выход. Шура, обеспокоенная его долгим отсутствием, бросилась на выручку. Рискуя жизнью, она спасла не только комсомольского вожака, но и члена экипажа союзников. Сандружинница Турова спасла 32 человеческие жизни. Погибла Шура в мае 1942 года, когда торопилась на свой боевой пост.

Президиум Верховного Совета СССР посмертно наградил Александру Турову орденом Ленина.

Назовем и других отличившихся мурманчанок. Это Ирина Васильевна Вейс, командиры звеньев Афанасия Николаевна Молодова, Анна Ивановна Капустина, Лидия Васильевна Сотникова, Екатерина Ивановна Сысоева, Мария Николаевна Гунина, Татьяна Сергеевна Дмитриева, сандружинницы Зинаида Николаевна Лебедева, Таисия Махотина, Пирожнина. Они, как и другие портовики, с честью выдержали поединок с вражеской авиацией. Он был тяжелым. За семь месяцев 1941 года - 163 воздушных удара, за 1942 год - 450; за 1943 год - 155; за 1944 год -19.

И еще один случай, который со всей полнотой характеризует героизм Мурманска и мурманчан.

4 апреля 1942 года тройка «юнкерсов» сбросила бомбы на рыбный порт, где у причалов стояли под выгрузкой иностранные суда. Одна из бомб угодила в открытый трюм. Там начался пожар. Первыми на горящее судно поднялись бойцы противопожарной службы во главе со своим начальником Леонидом Мануховым. Огонь угрожал перекинуться на соседний трюм, где лежало большое количество взрывчатки. Если бы это случилось, пострадал бы не только корабль, но и весь порт. Когда начали тушить пожар, вновь появились вражеские самолеты. Где-то совсем рядом раздался взрыв, но пожарник Иван Гришин продолжал работу.

Чтобы избежать катастрофы, решено было команду снять, судно отбуксировать на рейд и там затопить.

Тогда Леонид Манухов и Иван Гришин пошли на риск. Манухов обвязал Ивана веревкой и опустил в горящий трюм. Пожар был потушен. За мужество и героизм И. И. Гришин был награжден орденом Красной Звезды.

Отлично показали себя бойцы МП ВО и сандружинницы порта. А для того, чтобы их действия были наиболее эффективны, для них организовали специальные курсы. Еще в июле 1941 года проводилось всеобщее обучение плавсостава по обязательному минимуму программ ПВО. В октябре 1941 года без отрыва от производства проходили специальную подготовку инструкторы ПВО. Среди них - служащие П. Карельская, Н. С. Кочурина, Г. А. Боровой, Н. Я. Кудреватых, Е. С. Еремина, Е. Логан и другие.

Для того, чтобы люди меньше страдали от осколков на причалах, ближе к рабочим местам строились убежища, использовались для этого даже бетонные чаны.

Работа не прекращалась ни на минуту. Даже под бомбами. «...Нужно быть русским, чтобы оставаться здесь... Огромные воронки виднелись там, где падали бомбы, а группы пожилых женщин исправляли повреждения. Только упрямая настойчивость этих женщин поддерживала причал в таком состоянии, что им можно было пользоваться... Если он когда-нибудь наступит, этот мир, пусть скорее придет он к людям Мурманска. Они защищали его...» - так писал в годы войны американский журналист Дейв Марлоу в журнале «Харнере мэгазин».

Многие портовики ушли на фронт. Часть населения эвакуировалась. Рабочих рук катастрофически не хватало. Эту проблему решали, привлекая на производство оставшихся в области пенсионеров, подростков, женщин. Работницы судоремонтного завода Главморпути обратились ко всем женщинам области с призывом: «Женщины Заполярья! Становитесь к станкам, к механизмам, заменяйте мужей, братьев и сыновей, ушедших на фронт. Всюду и везде являйте образцы самоотверженного труда на благо нашей любимой Родины».

Этот призыв нашел горячий отклик. За время войны на предприятия области пришло 32 тысячи новых рабочих.

В рыбном порту произошли некоторые изменения. В целях централизации производства предприятиями Главсеврыбпрома в Мурманске и сокращения административно-управленческих расходов были ликвидированы как самостоятельные управления и переданы рыбному порту Западно-промысловая контора, Полярная МРС, Териберская МРС, транспортная контора, ремонтно-строительная контора.

В распоряжении порта имелись такие суда: транспортный флот -РТ-37 «Палтус», ТР-25 «Сайда», ТР-38 «Камбала», мотопарусники -«Зенит», «Матвей», несамоходные парусные суда - «Вест», «Ост», «Рыбник», «Весна», «Киврей», мотобот «Кильдин»; приемный флот - парусники «Диспетчер», «Урал», «Юпитер», «Заря», «Правда», «Вега», «Норд», «Буря», «Марс», «Навигатор» и другие. Был также буксирный, служебный и обслуживающий флота .

В порту было 18 причалов протяженностью 1150 метров. Общая территория порта - 173051 квадратных метра. Длина железнодорожной линии составляла на 1 января 1942 года 7363,9 метра (на 1 января 1941 года - 4585 метров). В автоцехе было 37 автомашин, в гужцехе -51 лошадь (в январе 1941 года -136).

В 1941 году рабочих в порту насчитывалось 1112 человек, инженерно-технических работников - 224 человека, служащих -119 человек. Всего в порту работало 1784 человека (вместе с младшим обслуживающим персоналом - 329 человек). В 1942 году количество рабочих в порту сократилось: рабочих стало 237 человек, ИТР - 67, служащих -48, учеников - 8, младшего обслуживающего персонала - 152 человека. Всего работающих было 512 человек.

В сложнейших условиях военного 1942 года портовики переработали 53788 тонн груза. Перевезено автотранспортом 35106 тонн, гуж-транспортом - 17638 тонн. Отпущено энергохозяйством 22539 тонн пара, 1062,8 киловатт-часа электроэнергии, 790,1 тонны воды.

Лучшей бригадой в порту была названа бригада железнодорожников. В первом погрузочно-разгрузочном районе лучше всех работал грузчик Сучков. Он выполнял производственные нормы на 148%. Механические мастерские и автоцех тоже активно включились в стахановский месячник. Здесь было 12 стахановцев. Среди них Якушин, Лаврентьев, Крылова.

В мае 1942 года за организацию стахановских методов работы по вылову рыбы во фронтовых условиях, за успешное выполнение заданий по перевозке специальных грузов армии и флота и отличные производственные показатели были награждены значками отличника рыбной промышленности СССР М. Н. Гунина - командир звена медпомощи МП ВО, 3. Н. Черемухин, Л. А. Галаев - помощники начальника пожарной команды, А. Г. Козлов, Н. Т. Пушков, И. А. Сулякаев, Н. А. Опекин, А. И. Пашнин, Н. Д. Сапков, С. Г. Лунин, А. И. Макарова, Л. В. Салтыкович, А. С. Турова и многие другие.

1941-1942 - два года, по которым сохранилось мало цифровых данных. Три последних года войны освещены намного лучше, хотя именно 1941-1942 годы явились годами перестройки работы порта на военные нужды и работу в чрезвычайно трудных условиях.

Работа порта в 1943 году проходила в крайне тяжелых условиях, Разрушения, причиненные налетами вражеской авиации, сокращение причальной линии и территории порта, почти постоянное отсутствие механизации погрузочно-разгрузочных работ, запасных частей для автотранспорта, недостаток рабочих потребовали напряженной работы всего коллектива. Социалистическое соревнование помогло выполнить годовой план по погрузочно-разгрузочным работам - в сентябре, по автогужтранспорту - в июне 1943 года.

За работу во втором квартале порту было присуждено переходящее знамя ВЦСПС и наркомата обороны и первая премия.

Техническая база порта в 1943 году была такова.

Из 1100 метров причальной линии в эксплуатации осталось 480 метров, в том числе восстановленных -100 метров.

Для механизации погрузочно-разгрузочных работ осталось 4 стеллинга и было собрано из утиля и пущено в эксплуатацию 13 ленточных транспортеров.

Железнодорожное хозяйство: кроме восстановленных путей, построен узкоколейный железнодорожный путь (460 м), обеспечивающий подачу грузов к фронту погрузки.

В энергохозяйстве пар вырабатывался только котельной N 1. Остальные были законсервированы. Было восстановлено 31000 метров воздушной электропроводки, 120 метров наружного и 265 метров подземного водопровода.

В автотранспортной конторе в марте 1943 года были выведены из строя 14 автомашин, из них 8 восстановлено.

Хозяйственным способом производился ремонт 15 жилых домов из жилфонда порта.

Кроме переработки плановых грузов, порт на основе заключенных договоров производил работы по погрузке и выгрузке соли для «Мурманрыбснаба», выгрузку лесоматериалов, штабелировку их для отправки на побережье.

Из 102 рейсовых судов флота досрочно отработали 65, с простоем -17 судов. Экономия - 692 часа, простой -121 час.

Перевыполнение плана автотранспортом было достигнуто прежде всего за счет увеличения коэффициента использования парка, за счет удлинения рабочего дня (вместо 8 часов - 11,5 часа). Использование прицепов также благоприятно сказалось на выполнении плана, 3460 тонн грузов перевезено именно на прицепах. Чистая экономия горючего составила 359,3 литра. Хороший уход за лошадьми снизил их заболеваемость, что тоже повлекло за собой превышение плана.

В 1943 году в рыбном порту работало 548 человек. Из них: рабочие - 276, ИТР - 66, служащие - 40, ученики - 16 и младший обслуживающий персонал - 150 человек. Особенно не хватало грузчиков. Поэтому значительную часть работ по бункеровке судов углем производили команды судов, а также работники других цехов.

Как и в 1941-1942 годах, в порту велась подготовка кадров и обучение техминимуму. В 1943 году было подготовлено 82 человека, из них шоферов - 7, электрообмотчиков - 21, остальные - плотники, слесари и др. Через техминимум проведено 414 человек. Были организованы стахановские школы. Их закончили 82 человека.

Лучше всех работали женские бригады N 3 (бригадир Колесникова), N 7 (бригадир Сакулина), N 1 (бригадир Бойбородина), N 13 (бригадир Кретова). Лучшие работники автогужцеха - Инюкина, Коляскина, Дядкинская, Басов, Крылов, Колганов, Якушин, Халиков.

Число стахановцев к 1 января 1944 года составило 201 человек, то есть 30% к общему числу работающих. А число работников, перевыполняющих социалистические обязательства, достигло 70% - 476 человек.

Уже в 1943 году было принято постановление ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР (от 21 августа 1943 года) «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации».

Восстановление рыбного порта в основном шло в 1944-1945 годах, хотя и в 1943 году проводились восстановительные работы хозяйственным способом, под руководством начальника порта Соболева.

Основными задачами коллектива рыбного порта в 1944 году были: максимальное сокращение междурейсовых стоянок промысловых кораблей в порту под погрузочно-разгрузочными работами, бесперебойное снабжение предприятий рыбпрома электроэнергией, водой, восстановление портовых сооружений, разрушенных во время войны.

На основе развернутого социалистического соревнования коллектив порта досрочно выполнил годовой план по основным видам работ: по погрузочно-разгрузочным операциям - на 120,6%; переработано 218,6 тысячи тонн груза при плане 181,3 тысячи тонн, против 143,3 тысячи тонн в 1943 году. План перевозок автотранспортом был выполнен на 188,5%, а с учетом увеличения парка машин на 8 «студебеккеров» -на 427%. План перевозок гужтранспортом выполнен на 121,9%.

1944 год принес значительное облегчение. Изменилась обстановка на фронте, повеяло дыханием близкой победы. Портовики на всех участках развернули соревнование за быстрое проведение восстановительных работ.

Флот доставлял в порт больше рыбы. Увеличился объем погрузочно-разгрузочных работ.

Коллектив порта в 1944 году обслужил 243 промысловых судна тралфлота. Из них - 217 досрочно (на 2465 часов) и 26 - с простоем (290 часов). Это позволило резко сократить междурейсовые стоянки судов в порту.

Энергохозяйством порта было отпущено предприятиям рыбпрома 5419 тонн пара (вместо 7292 тонн по плану); электроэнергии -3617,9 киловатт-часа (вместо 2525 киловатт-часов по плану); воды -876,5 тонны (вместо 400 тонн по плану).

В этом же году коллектив порта проводил хозяйственным способом восстановление разрушенных портовых сооружений, а также строительство новых объектов, например сушилки в первом районе.

На восстановление было выделено 1741 тысяча рублей. Портовики отработали 35325 часов свободного времени на восстановлении порта и жилого фонда (восстановлено четыре двухэтажных дома).

Коллективом порта была достигнута высокая производительность труда - 122,2%, а по основным погрузочно-разгрузочным операциям -118,9%. Это потребовало мобилизации всех средств порта. Нехватка причальной линии, а особенно фронта выгрузки и складирования угля, неравномерное прибытие судов и вагонов требовало в течение всего года переброски на погрузочно-разгрузочные работы рабочих всех цехов порта и моряков тралового флота. 35,9 тысячи тонн, или 16% грузов, были переработаны именно так, в ущерб основной работе.

В порту в 1944 году трудилось 813 человек. Это рабочие -429 человек, ИТР - 87, служащие - 60, ученики - 17, младший обслуживающий персонал - 198. За 1944 год в порт было принято 555 новых рабочих.

Из числа работающих 239 человек были стахановцами, то есть 27,3%. Правда, в другом документе указывается, что число соревнующихся было 876 человек и это составляет 83% работающих34. Возможно, такое разногласие в цифрах возникло из-за того, что часть рабочих ушла в армию, на учебу, а другая часть пришла в порт. Поэтому количество работающих сменилось.

Лучшими по профессии были признаны 67 грузчиков, 6 возчиков, 6 шоферов, 22 плотника. На Доску почета были занесены 47 человек: 25 грузчиков, 3 возчика, 4 шофера, 3 слесаря, 12 плотников. В Книгу почета были занесены 26 человек.

В течение всего года проводилось соревнование между бригадами. Итоги подводились раз в месяц, и лучшей бригаде присуждалось переходящее Красное знамя. Наибольшее количество раз знамя было у бригады N 3 (бригадир Судакова), которая выполняла нормы на 123-130%; у бригады N 4 (бригадир Умеренкова) - на 126-135%.

ВЦСПС и Наркомрыбпром, подведя итоги работы предприятий рыбной промышленности за первый квартал 1944 года, высоко оценили работу Мурманского морского рыбного порта и присудили ему переходящее Красное знамя ВЦСПС и НКРП и первую премию.

И, наконец, год 1945 - год великой Победы советского народа над врагом.

Условия работы порта в 1945 году разделяются на два периода. Первый (с января по сентябрь) характеризуется наличием в порту под выгрузкой и погрузкой 2-3 промысловых судов одновременно при незначительном прибытии грузов железнодорожным путем, что позволяло порту даже при недостатке рабочих своевременно обрабатывать суда.

В связи с изменившейся промысловой обстановкой и переводом Мурманского тралового флота на довоенные темпы работы, а также ожидаемым резким увеличением количества судов тралового флота Мурманский рыбный порт при отсутствии достаточной причальной линии не сумел бы обеспечить своевременную обработку промысловых судов и грузов, прибывающих железной дорогой.

Из 18 причалов, имеющихся в рыбном порту, по решению ГКО причалы с 12-го по 17-й с прилегающими складскими площадками были переданы на время военных действий в эксплуатацию Мурманскому торговому порту для переработки импортных грузов, а причал N 11-14-й армии.

На оставшихся в распоряжении рыбного порта причалах обработку промысловых судов и грузов, идущих на побережье, а также приемку транспортов с лесом, идущим на восстановление Мурманска, порт обеспечить не мог, так как прием и обработку большетоннажных судов можно было производить только на причалах N 11-17. В то же время на причалах N 12-17 производить переработку импортных грузов (тяжеловесов) не представлялось возможным из-за плохого технического состояния причалов.

Учитывая то положение, что торговый порт за время Великой Отечественной войны на всех участках в достаточной степени был оснащен техникой, руководство порта поставило перед Наркоммор-флотом вопросы о немедленной передаче рыбному порту причалов N 12-17; о передаче рыбному порту для производства грузовых операций двух железнодорожных кранов фирмы «Ортон» и двух гусеничных кранов с обслуживающим персоналом; о передаче Мурманскому рыбному порту рабочего батальона, прикрепленного к 5-му району торгового порта, в количестве 450 человек для капитального восстановительного ремонта причалов с 12-го по 17-й и как недостающую рабочую силу для обработки промысловых судов.

В четвертом квартале 1945 года увеличился грузооборот и составил 35% годового объема. Работа осложнялась подходом большетоннажных транспортных судов с солью и лесом, требовавших одновременной работы большого количества грузчиков.

В 1945 году были полностью освобождены причалы порта (в конце года), возвращены льдобаза в Тюва-губе и два причала на угольной базе. Однако им необходим был капитальный ремонт.

Но эти цифры и данные относятся ко всему 1945 году. Мы же рассмотрим только первые пять месяцев, когда еще шла Великая Отечественная война.

Отсутствие грузов вследствии невыполнения плана по вылову рыбы промысловыми судами, сокращение завоза угля повлияли на выполнение плана рыбным портом. План по погрузочно-разгрузочным операциям был выполнен в первом квартале только на 59,5%, а за пять месяцев - на 71,9%. Рыбный порт переработал 70,7 тысячи тонн груза (то есть 23,8% годового плана). Автобаза план перевозок за первый квартал выполнила только на 72,8%. Главным образом, такое положение сложилось из-за отсутствия бензина. Было обработано за 4 месяца 1945 года 46 промысловых судов, из них 43 судна - досрочно.

Производительность труда осталась высокой - выгрузка рыбопродукции составила 8,5 тонны на судо-час, вместо 7,7 тонны по нормативу. Погрузка угля - 20,3 тонны при нормативе 13,8 тонны.

Норма выработки за 4 месяца портом выполнена на 126,3%, а по основным погрузочно-разгрузочным операциям - на 130,7%.

К маю были восстановлены три жилых дома, стеллинг на причале N 10, проводились дноуглубительные работы. Из 95 домов довоенного времени 27 сгорели или были разрушены, а остальные требовали ремонта.

На 1 мая 1945 года в порту работало 1045 человек. Но рабочих не хватало. Перед руководством порта встала задача подготовить и переподготовить 510 человек (на курсах, через техминимум, через индивидуальное обучение). За пять месяцев было обучено 110 человек.
С первых месяцев 1945 года широко развернулось социалистическое соревнование в порту. Соревнование за звание лучшего по профессии охватило 568 человек разных профессий. В апреле подвели итоги этого соревнования за месяц. На Доску почета были занесены 35 человек. В Книгу почета внесены А. К. Умеренкова, Е. Г. Сакулина, Е. П. Зайцева, А. А. Паршина, С. 3. Халиков, А. И. Евдоченко.

Перед портом стояли большие задачи. Во-первых, надо было расширить техническую базу. Ведь в этот период порту принадлежали лишь три причала для траулеров и один для мелких судов. На пяти шла восстановительная работа. Не хватало складов, механизации.

Во-вторых, надо было увеличить число работающих в порту, ибо во время войны сложилась практика штурмовщины - переброса всех сил порта на погрузочно-разгрузочные работы.

Необходимо было заняться заработной платой, снабжением спецодеждой.

Проблем было много, но впереди был мирный труд, который и позволил их решить.

Великая Отечественная война явилась тяжелым испытанием для советского народа. Но это испытание было с честью выдержано. Труженики Мурманского морского рыбного порта тоже доказали это. В кратчайшие сроки была осуществлена перестройка предприятия на военные рельсы, в значительной мере силами самого коллектива.

Труженики порта, несмотря на то, что их число сильно уменьшилось, выполняли и перевыполняли производственные планы. В порту было организовано социалистическое соревнование, в которое включились почти все труженики предприятия. Они выполняли свои производственные нормы даже когда над головами рвались бомбы, а в свободное время шли восстанавливать разрушенное.

Коллектив порта, кроме своей основной работы, всемерно помогал фронту - и кораблями, и рыбой, и донорской кровью, и средствами на самолеты, танки, подводные лодки.

Мобилизация в армию основных кадров рабочих и грузчиков порта потребовала замены на производстве мужчин женщинами, которые в процессе работы осваивали новые специальности.

Несмотря на тяжелые условия работы, порт ни на один день не прекращал своей деятельности, систематически из года в год перевыполнял производственную программу, обеспечил досрочную обработку судов. Коллектив немедленно восстанавливал разрушения, причиненные воздушными налетами, а с 1943 года приступил к систематической работе по восстановлению порта.

В 1943 году восстановлено хозспособом 100 погонных метров причальной линии, построены узкоколейный железнодорожный путь протяженностью 880 метров, два тупика протяженностью 260 погонных метров и соединительная ветка нормальной колеи длиной 80 погонных метров, восстановлены 31 тысяча метров воздушного кабеля, тысяча метров подземного кабеля, 265 метров подземного водопровода, 120 метров паропровода.

В 1944 году отремонтированы причалы N 1 и 2 и восстановлен причал N 3 с механическим стеллингом - общей протяженностью 200 метров, построена сушилка для рабочих, железнодорожные будки, тупик, мехмастерская порта, произведен ремонт главной канализации, проложено 200 метров высоковольтного кабеля.

Уже во время войны рыбаки боролись за достижение довоенных результатов и выполняли эти планы. А после победы перед тружениками рыбного порта встали новые задачи, которые они с честью решили. Уже в 1946 году коллективом рыбного порта был достигнут довоенный показатель по общему грузообороту.

М.И.Сухарев, Т.Н.Николаевич, В.В.Кусков История Мурманского морского рыбного порта (1934-1995 годы)


Возврат к списку